Больше всего я мечтала наказать негодяя

«За часик вернусь, я в бассейн!» — дочь поцеловала меня в щеку и выбежала за дверь. Я и представить не могла, что она уже не вернется … Прошло полтора часа, я забеспокоилась. К бассейну от нашего дома всего две минуты пешком — перебежать двор, через дорогу и подняться на холм. Где же она?
наезд на ребенка
Тут в дверь позвонили. У меня сердце забилось. Почувствовало беду. На пороге стояла бледная как полотно соседка. Схватила меня за руку и потащила. Видно было, что не может и слова сказать. Я, как была — в халате и тапочках, пошла за ней. Еще со двора увидела огни «скорой». У дороги стояли люди. А на мокром темном асфальте — желтые сапожки моей Русланы. И она, она в тех сапожках.

У меня подкосились ноги, следует сделать шаг. Мир поплыл перед глазами. Глаза отказывались видеть реальность. Одной матери нельзя такого видеть. Ибо самое страшное на свете — смерть ребенка. Врачи «скорой» сделали мне успокаивающий укол. Уверяли, что Русланочка не мучилась, умерла мгновенно. И только потом показали тело. Лица не было — месиво. Большой тяжелый автомобиль сбил моего ребенка, проехал по ней колесами и не остановился …

Что было дальше — не помню. Руслану забрали. Меня, видимо, соседи отвели домой. Кажется, мне еще что-то кололи. Я была не в себе. Даже позвонила мужу, что был в командировке в Магнитогорске. Он вернулся ночным поездом, открыл дверь своим ключом в семь утра и испугался, увидев возле моей кровати заплаканную соседку. Думал, со мной что-то произошло. А когда услышал о Русланке, со всей силы ударил кулаком к стене. И еще раз. И еще. Пока не разбил руки в кровь.

Надо было что-то делать. Полиция, морг, экспертизы, документы, подготовка к похоронам. А мы не могли тронуться с места. Отказывались верить — смысла нашей жизни, дочери, ради которой мы оба жили, у нас уже нет. Из ступора меня вывел Джем, рыжий дочки пекинес. Скулил под дверью, просился на улицу. А когда вышел, вдруг взвыл. И я только тогда заплакала.

«Не будет мне покоя, пока не найду его»

На похороны к Русланке пришли ее одноклассники, однокурсники, все соседи с нашей многоэтажки. Несли и несли букеты белых роз. Дочь лежала в белом платье, вот только голову пришлось закрыть вуалью. О ней говорили много замечательных слов. Да и не представляю, кто мог иметь зло на такую хорошую ребенка. «Это Божья вознаграждение», — всегда говорили нам знакомы о Русланочке. Мы с мужем долго не могли зачать ребенка, я забеременела вплоть после пятнадцати лет брака, в довольно зрелом возрасте. И она была нашим самым большим счастьем.

Мужчина стоял над могилой чернее тучи. На поминках не ел, не пил — даже чарки не опрокинул. Смотрел на юных дочкиных подруг. И вдруг вскочил из-за стола: «Не будет мне покоя, пока не найду и не накажу убийцу».

А как его найти? В тот вечер, когда Русланку сбили, было холодно, шел дождь. В такую погоду никто даже с собакой не гуляет. Других машин на дороге, пожалуй, не было — здесь, между многоэтажек, за час максимум 4 — 5 автомобилей проехали. Именно пустая трасса и новый асфальт, недавно положили, видимо, побудили того водителя сильнее нажать на газ.

Эксперты сказали, что Руслану сбили на огромной скорости. На месте ДТП обнаружили осколки фары и зеркало от машины. Именно за ним установили марку автомобиля. «Крутое зеркало, — говорил моему мужу следователь. — С подогревом, с автоматическим затемнением. От совершенно нового джипа «Гранд Чероки» вишневого цвета».

Именно таким недавно хвастался друзьям Русланы однокурсник Артур, вспомнила ее подружка. Еще предлагал их подвезти домой — потому что живет неподалеку от нас, в квартале частных домов сразу по нашим многоэтажками. Может, он ее и сбил? Позвонили Артуру, но он не брал трубку. Пошли к родителям — те заявили, что сын на горнолыжном курорте за рубежом. А где машина — не знают. Мол, продали ее еще за две недели до аварии. «Сочувствуем, но ничем помочь не можем», — сухо сказал отец Артура и закрыл ворота.

Все это было очень подозрительно. Мужчина поделился подозрениями со следователем, то посетил Артура дома. Вышел, пожимая плечами: мол, отец показал ему документ о продаже авто, и там действительно указана дата до аварии. И продали машину, покупатель специально за ней приехал.

«Я попрошу коллег взглянуть на авто», — пообещал следователь. Но за несколько дней сообщил, что видимых следов ДТП на джипе нету, зеркала на месте, оснований для детального обыска правоохранители не имеют. А в день совершения ДТП новый владелец был на работе, имеет стопроцентное алиби. Других зацепок не было. Мужчина возмущался. Неужели много в городе таких авто? Может, и десятка не наберется! Надо все проверить! Правоохранители обещали «разобраться» — однако ничего не делали.

«Даже не понял, что это человек»

Мужчина решил взять дело в свои руки. Напечатал объявление с фотографией Русланы и автомобиля, который ее сбил, и призывом согласиться свидетелей аварии, расклеил по столбах, подъездах близлежащих домов, в магазинах и киосках.

За день позвонила женщина, в тот день видела похоже авто — оно на большой скорости возвращало к кварталу частных домов. Говорила: «Мало меня не сбили, поэтому я запомнила!» Вот только она колебалась, черное авто было или темно-вишневое, и не могла сказать, кто сидел за рулем и имела машина все зеркала — с перепугу таких деталей не заметила.

А потом пришел соседский парень. И рассказал, что услышал от школьных друзей Артура. Мол, как-то один из них очень напился и стал плести: «Это мы убили Руслану». С пьяной болтовни удалось разобрать, что в тот вечер Артур возил друзей на машине, они пили пиво, курили, смеялись. На ровной гладкой дороге парень нажал на газ — чтобы похвастаться скоростью и мощностью мотора. И не заметил, что кто-то ступил на переход …

«Машина как танк, — лил пьяные слезы Артуров друг. — Мы почти не почувствовали удара. Только Артур начал материться, что» глупая курица «ему зеркало сбила. Я даже не понял, что это был человек! Стукнуло, затем колеса как через «лежачего полицейского» перевалили. Все! Я сзади сидел, даже не оборачивался. Ничего не видел. А через несколько дней услышал, что это Руслану сбили».

Вот и зацепка! Надо только найти остальных ребят из компании Артура — тот, кто сидел спереди, имел видеть, что это Руслана попала под колеса! «Этот мажор должен сесть, — кричал на следователя мой муж. — Вы должны доказать, что дата в документах о продаже джипа — фальшивая, что родители Артура скрывают его преступление!» А следователь успокаивал: «Сделаем все возможное».

«Я не виноват, она сама!»

Того, что лил пьяные слезы Русланой, удалось уговорить дать показания. Он указал на ребят из компании, в тот вечер ехали в джипе. Они подтвердили, что были с Артуром и в его авто. Это доказывало факт, что джип в момент ДТП еще не продали и он находился во Львове. У правоохранителей появились основания допросить по делу и Артура. Он пришел к следователю и вдруг … расплакался.

Мол, очень жалеет, что так случилось. Девушка сама под колеса бросилась, он вместо на тормоза — на газ нажал. А почему не остановился — потому, что был в состоянии шока. Да и вообще, там было темно, к переходу — «зебры» еще метров тридцать, он ее не видел, все произошло так внезапно. Даже не думал, что это была Руслана и он ее потом еще и переехал. «У меня диабет, гипертония, — всхлипывал мажор. — Мне резко стало плохо, я не знаю, что делаю! А утром папа посадил меня на самолет в Австрию. Я вообще думал, что то ДТП мне приснилось!»

Признание есть, показания свидетелей тоже — прокуратура может передавать дело в суд. Человек, наведываясь к могиле дочери, обещал Руслане, что теперь ее убийца наверняка попадет за решетку. Однако мы забыли, что живем не в американском криминальном сериале. И что богатый отец-чиновник не допустит, чтобы его сынишка оказался на нарах … Шок ожидал нас в суде.

«Хотите свидетельств — дайте деньги»

Артур на суде от своего «чистосердечного признания» отказался. Опять плакал и размазывал слезы по щекам. Мол, показания из него «выбивали». И он со страха подписался под всем, что там ему дали. А на самом деле никого он не сбивал. Машину продали за две недели до аварии. Гулянка с одноклассниками у него была в октябре, а не в ноябре. И он не понимает, почему его оклеветали!

Свидетели на то заседание почему-то не появились. Один якобы заболел, другой находился далеко на учебе. Назначили другую дату. И вскоре те свидетели позвонили нам. Начали шантажировать мужа: мол, если хотите, чтобы мы рассказали, что это Артур сбил Руслану, давайте деньги. Дадите десять тысяч долларов каждому — заявим даже, что он был пьян за рулем. Иначе же расскажем, что на самом деле перепутали, когда с Артуром гуляли — и это было в октябре, а вовсе не в ноябре.

Мы с мужем были поражены. Как им повернулся язык о таком просить? На чужом горе наживаться? Но будь то на их совести.

«Я достану деньги, я им заплачу, — сказал человек. — Потому что убийца должен сидеть за решеткой!»

На другие доказательства мы не надеялись — джип раздавил нашего ребенка, был тщательно вычищен и покрашен, никаких следов ДТП. Родители Артура стояли на своем: авто продали в аварии. Сын в тот вечер был дома. Покупатель джипа убеждал, что соглашение действительно заключили в ДТП. И мы заплатили свидетелям — за то, чтобы сказали правду.

«Здесь все видно»

Накануне очередного судебного заседания к нам позвонил какой-то человек. Мол, только вчера вернулся в город. Увидел на киоске наше объявление о ДТП. И решил пересмотреть свой видеорегистратор — потому авто было припарковано возле того перехода. И оказалось, что на карту памяти записалось все — и Руслана на «зебре», и темно-вишневый «Гранд Чероки», что переселение и даже не остановился. В свете фонарей все было достаточно хорошо видно.

С тем доказательством мы пошли в суд. Но сначала должны были выступать свидетели. Каким же был шок, когда ребята стали … отказываться от своих показаний! Продемонстрировали запись разговора с моим мужем, они несколько раз повторяют: «Заплатите 10000 — все скажем, как вы хотите». А потом и видеозапись передачи денег. Нас выставили лжецами и фальсификаторами!

К счастью, у нас еще была запись видеорегистратора. На каком зафиксировался НЕ только момент аварии — но и то, что было на месте ДТП через несколько часов после того, как уехали «скорая» и работники ГАИ. На место преступления приходил Артур с отцом. Громко ссорились, отец кричал на него и несколько раз дал пощечину: «Машины здесь не было, тебя здесь не было, ясно?» Искали разбитое зеркало …

Оставьте отзыв

CRISPR может «обезвредить» комаров
Как разные типы алкоголя влияют на ваше настроение
Мозг увеличивается когда вы учитесь
У владельцев собак сердце здоровее
Бромидрофобия или страх плохо пахнуть
Синдром Секкеля
Синдром Секкеля и врожденная карликовость
Эбола: распространение, симптомы, диагноз, лечение
Что такое МРТ
Что такое МРТ: как его делают, как работает, типы
Передозировка витамина C
Простые секреты продлят жизнь ваших родителей
Техника подъема тяжестей, чтобы избежать травмы
Как отказ от курения улучшит вашу внешность
Аир с солодкой
От ангины поможет облепиховое масло
«Бабушкины рецепты» против псориаза
9 народных средств от болезни витилиго
Признаки приближающейся смерти
Что может вызвать слизь в стуле?
Цвет мочи
Что цвет мочи говорит о здоровье
Симптомы дефицита и передозировки витамина А