Четверо в спальне

Оля с родителями переселилась в наш подъезд, когда ей было десять лет. Мне тогда было пятнадцать, я вступил в техникум и считал себя на очень взрослым парнем. В нашей группе девушек было немного, и те — так себе.

Эта малолетка Оля была очень разговорчивой и современной девушкой. Она с рождения жила в Киеве, потом родители развелись, мама вышла замуж, и они перебрались в наш город. «Пошли с нами в карты играть», — предложила как-то она.

Оля рассказывала много интересных историй, знала вульгарные анекдоты и много материлась. Мне с ней было интересно и весело. и это именно она предложила мне впервые в жизни попробовать покурить. «Ну чего ты боишься? Я еще два года назад начала. Во втором классе! Но не занюхають! Мяту пожуй, руки ей помажь — и никто ничего не почувствует», — убеждала она и протягивала мне пачку дорогих сигарет.
Четверо в спальне

И когда она выросла?

Оля ходила и в школу, и на танцы, и на английский. А потом у нее еще и братик родился, и она много времени проводила с малышом, и наши встречи вообще прекратились. Привет — пока, вот и все общение.

У меня уже появилась девушка. Даже ночевать оставалась, с ее родителями познакомился.

… «сигаретки не найдётся?» — услышал женский голос сзади и, когда оглянулся, просто остолбенел. Метр семьдесят, а может, и выше. Мини-юбка, загорелое тело, коротенькая, но очень стильная стрижка и черные волосы. А она же естественная блондинка. «Олька, ты что с волосами сделала?» — все, что я мог спросить, потому что потерял дар речи. Как она за такое короткое время с роста, который был мне по пояс, превратилась в фотомодель?! В тот момент я понял, что готов бежать на край света, чтобы купить ей сигареты. И сигареты, и новые туфли, и сумочку, и шубу … Ей всего четырнадцать лет, а похожа она, чтобы вы себе поняли, на Анджелину Джоли.

Мы пошли к киоску, я купил сигарет, мы покурили, и Оля сказала, что ей надо на свидание. Я уговаривал ее еще хоть несколько минут со мной поговорить, рассказать о жизни, потому что мы уже два года почти не виделись. Она пообещала, что позвонит мне вечером.

Я должен был идти к своей девушке в общежитие, но не хотел пропустить звонка от Оли. А Оля каждый вечер звонила и рассказывала мне о все-все-все: и о маме, которая часто ссорится с отчимом, и о папе, который нашел себе новую женщину, которая ей не нравится, и о братике, и о шмотках разных, которые она уже имеет и о которых только мечтает …

С тех пор я начал дарить Оле много разных подарков и придумывал разные причины, чтобы ей это вручить. На подарки нужны были деньги, и я пошел работать. Сначала зарабатывал копейки, зато по специальности. На 16-летие подарил Оле серьги с маленькими бриллиантами.

День рождения Оля праздновала во дворе, там у нас беседка есть. Подруг пригласила и ребят. Был и я. Я ей серьги, а она меня за руку — и подальше от ушей человеческих. Я думал, она набросится на меня, разцелует. Так, она набросилась на меня, обняла, подошла к моему уху и … «Я это сделала! Я переспала с ним! Он такой классный! Я так счастлива!»

Я не знаю, как себя сдержал. Придумал какую-то причину, мне нужно идти домой, и лупил кулаками стены. Руки в крови разбил, два слоя штукатурки сбил.

Моя девочка — с каким-то прыщавым однолетком. Ну ему можно, им же по шестнадцать. Мне 21 — я бы на такое не решился. А Оля даже не заметила моего отсутствии. Я ей позвонил на следующий день и хотел оправдаться, куда пропал, а ей это было неинтересно. Она решила мне в деталях рассказать о своем вчерашнем сексе. О, какая это мука — слушать такое. Но я ее уже несколько лет слушаю — потому молчал и теперь. Я думал, что это было самое тяжелое испытание. Но нет. Через несколько дней Оля заявила, что ей надоел этот сопляк, и ошарашила, что сделала «это» со старшим, опытным, 19-летним парнем …

Через месяц Ольга меня удивила новым кавалером. Я бы с ума сошел от тех разговоров. Вовремя мне предложили работу в Москве. Я уже в то время учился в универе, перевелся на заочное и поехал куда глаза глядят, чтобы не слышать ничего про Олю. Хотя еще год. Ну не мог я с шестнадцатилетней.

Когда мы прощались, я в шутку (хотя куда серьезнее) сказал: вернусь — женюсь. Она махнула головой и сказала: «Обязательно! Но скоро возвращайся, потому что за таких, как ты, замуж выходят, а я еще погулять хочу».

Жизнь в столице бурлила. Девушки, ночные клубы и еще много развлечений. Я думал, что забыл Олю. На счастье, когда мы общались по телефону, она не рассказывала о своих кавалерах, мне уже было легче. Один раз она меня ошарашила: я «это» сделала с девушкой.

В тот момент я вообще не знал, что думать. А она продолжала, говорила, что это так круто, как в кино. И себя она считает мегасовременной и хочет сделать это еще с кем-то, а может, даже втроем … «Как хорошо, что я так далеко от этой нимфоманки», — подумал я и сдал билеты. Да, я мечтал об отпуске, Оле уже семнадцать, я готов предложить ей руку и сердце, а она такое говорит … Остался еще на полгода. Каждый раз, когда Оля мне звонила, рассказывала мне новую сексуальную историю. В ней я уже насчитал восемь ребят, две девушки, и теперь она очень мечтает о сексе втроем, причем ее устраивает любая комбинация … Думаете, я не поучал? Думаете, не говорил, что это ни к чему хорошему не приведет? «Ну ты и старый придурок, я сейчас брошу трубку», — отвечала она.

«Я беременная!»

Я ее предупреждал! Я умолял ее делать это хотя бы в презервативе. В тот вечер я впервые напился наедине так, что утром не смог встать на работу. Она сказала, что даже не знает, от кого беременная. Как она будет жить? Как учиться? И ее отчим прибьет! и здесь до меня дошло: я женюсь на ней!

Взял билет на самолет и за несколько часов был дома. Прихожу к Оле и говорю: аборт делать нельзя! Выходи за меня. Она от удивления и слова не могла вымолвить. Говорил я. Объяснял, что убивать ребенка — грех, что я готов любить их, заботиться, обеспечивать, и жить есть где. И моя малая согласилась!

Мы расписались, большой свадьбы не было. Потом я и дальше ездил в Москву на работу. Когда к Оле прошел токсикоз, то и она ко мне переехала. Знаете, у нас ни до свадьбы, ни после него не было секса, мы даже не целовались. Почему я не мог признаться Оле, что люблю ее. По моему плану я должен был признаться ей за несколько месяцев, мол, я тебя люблю. Хотя больше ожидал, что она первой мне скажет слова любви.

Может, секс?

«Слушай, меня уже не тошнит, может, секс, раз мы уже законные?» — спросила она. Не так я себе это представлял, но пусть. Говорят, что беременные женщины как-то острее ощущают оргазм. Не знаю, потому что с небеременной Олей я еще не спал. Но от нашего интима она получала просто неземное удовольствие. А когда женщине так хорошо в постели с мужчиной, то хочется дарить такое удовольствие ей еще и еще. Оля — невероятное любовница!

… У нас сын. Такой маленький, такой хорошенький, и как хорошо, что мы в Москве. Я не буду вглядываться в лицо каждого соседского парня и думать, на кого похож мой ребенок. После еще одной недоспанной ночи я признался Оле в любви. Она сухо ответила, что тоже меня любит и очень мне благодарна. Ну и на том спасибо.

Когда малому был месяц, Ольга начала соблазнять меня. Я возражал, мол, еще нельзя, врач говорил же: через два месяца. Но она настояла. О, как же эта девушка любит секс!

Однажды, когда сыну уже год исполнился, я оставил Олю на два месяца дома с родителями. и, представляете, она мне позвонила и так, между прочим, сказала, что переспала с кем-то там. Причем она не оправдывалась, а не каялась, а просто констатировала, будто так и должно быть. Я стал кричать. Теперь же имею право, я законный муж! Но моя Олечка быстро закрыла мне рот: а ты чего хотел? Я не создана для одного человека, мало мне …

Это был переломный период в жизни. Я понял, что женат и люблю необычную женщину. Она никогда не будет, как все. Она невероятная, она неземная, я без нее не мог. Поэтому решил проглотить это и жить дальше, причем жить так, чтобы она меня не бросила и не изменяла. Зарабатывал много, занимался сыном, ей внимание уделял, в кровати старался.

А давай втроем. А лучше — вчетвером

Как-то мы просматривали порно. Там был один человек и две женщины. У Оли загорелись глаза: попробуем и мы так. Но мне никто, кроме тебя, любимая, а не нужен! Но Оля настаивала, сказала, что найдет классную кандидатуру (мы же в Москве, здесь желающих куча на каждом шагу!). И я согласился.

Месяц мы не возвращались к этой теме, я думал, что она уже забыла о том своем желании. Но однажды пришел домой, а там Виктор и Аня — так представила жена наших гостей и сказала, что ее друзья. Оля накрыла на стол, поставила выпивку. Мы забавлялись, а потом женщина на кухне мне сказала: я хочу сделать «это» с Аней. Я не против, она не против, ее муж не против, а ты — как хочешь.

Мы с Виктором и дальше сидели за столом, а наши женщины перебрались на диван и начали горячо целоваться. Разделись и ласкать друг друга. Виктор удовлетворено пробовал и коньяк, и увиденное, а тогда подошел к своей жене и тоже начал ее гладить. Мою не трогал. Оля стонала от удовольствия так, как я еще никогда не слышал. Она умоляла меня, чтобы подошел к ней. Я выпил еще одну рюмку коньяка и пошел к ним.

Сначала каждый ласкал свою жену, а женщины — друг друга. Но потом Олина рука потянулась к Виктору. Я думал, что Аня приревнует, но она начала ласкать меня и потихоньку расстегивать ширинку. Я хотел, чтобы Оля это прекратила, но она довольно целовала меня и предписывала: «Я хочу, чтобы ты вошел в Аню, а Виктор — у меня». Я это сделал и позволил другому мужчине на моих глазах взять мою женщину. Я до конца не верил, что это происходит со мной. Думал, Ольга одумается и попросит меня остановиться. Но нет …

Когда наша свингерская оргия закончилась, то что-то во мне сломалось. Если я еще мог терпеть измены своей жены, потому что не видел этого, и сейчас наступил конец. В кровати могут быть только двое. И не больше!

Оставьте отзыв

Европейская клиника: отзывы о лечении рака толстой кишки на разных стадиях
Современные инструменты для комфортного лечения зубов
Современные инструменты для комфортного лечения зубов
Ортопедические матрасы Орматек
Ортопедические матрасы Орматек
Лечение раковых заболеваний в Израиле
Лечение раковых заболеваний в Израиле